ТОПЛИВНАЯ КОМПАНИЯ
captionРаботаем с 2003 года
Многоканальный                              Мобильный

(812) 777-05-45      (812) 948-54-60

 

Поставщики нефтепродуктов начали "крестовый поход" против продавцов фальсификата

Государство недобирает налоги, а люди дышат отравленным воздухом. В то же время отдельным автоперевозчикам удается экономить на дизтопливе. Таковы, по мнению Тюменского топливного союза, "Газпромнефти" и сети АЗС "Никифор", последствия продажи на заправках суррогата.

 

В пятницу, 9 декабря, в областной столице состоялся круглый стол на тему "Аргументы качества: как бороться с суррогатом на рынке топлива?". Помимо упомянутых организаций, в нем приняли участие федеральное бюджетное учреждение "Уралтест" (входит в структуру Росстандарта) и региональное отделение Общероссийского народного фронта. На нем обсуждались следующие вопросы:

 

Чем опасны суррогаты?

Для ответа на данный вопрос надо знать технологию получения фальсификата. Под видом полноценного дизеля мошенники предлагают либо средний дистиллят, либо судовое маловязкое топливо.

Как указала президент Тюменского топливного союза Гульнара Миронова, стандарты по содержанию серы для них гораздо более либеральны, чем для солярки. В средних дистиллятах обычно содержится 10-30 г/кг серы, в судовом маловязком топливе 15 г/кг. А вот в отношении дизтоплива с этого года действует стандарт Евро-5, который ограничивает допустимое содержание серы максимальным порогом в 0,01 г/кг. Получается разница в тысячу раз и более, что влечет экологические последствия.

 

Далее, средний дистиллят не является подакцизным товаром, на что указал генеральный директор "Никифора" Юрий Мельников. В то же время акциз взимается в момент продажи товара производителем (статьи 182 и 195 Налогового кодекса). Если производитель поставляет средний дистиллят, а заправка продает его как дизтопливо, формально повода для уплаты акциза нет.

 

Каков масштаб проблемы?

Об этом спросил модератор круглого стола Мурад Нурпеисов. Если сложить то, что ответили генеральный директор "Уралтеста" Геннадий Шахалевич и директор уральского филиала компании "Газпромнефть-Региональные продажи" Азат Сафин, то официальные данные таковы: в целом по России суррогатное топливо официально выявлено в 29 процентах проб. По бензину статистика показывает только 5% подделок, отдельно по дизтопливу информации нет. Гульнара Миронова считает, что фальсификация солярки доходит до 40%.
Впрочем, следует ли верить официальным данным? Большинство выступавших утверждали, что нет. Внеплановые внезапные проверки АЗС сейчас не предусмотрены, поэтому предупрежденные за 2-3 дня Росстандартом владельцы заправок успевают заменить суррогатное топливо настоящим. В связи с чем все трое предложили изменить законодательство, предусмотрев в нем возможность внезапных проверок.

 

На каком этапе возникает суррогат?

С другой стороны, следует ли не доверять официальным данным? По состоянию на 2012 год, доля вертикально-интегрированных компаний (ВИНК) на розничном рынке дизтоплива в масштабах Федерации составляла 66%. Если доля солярки, которая соответствует техническим стандартам, составляет только 60%, то как минимум каждая десятая заправка ВИНК продает фальсификат? Или нет?


Может быть, и нет. Азат Сафин высказал мысль, что если владелец заправки долго не будет чистить резервуары с горючим, содержание примесей начнет превышать стандарты. Идея небесспорная, ибо такие факты должны своевременно выявляться при надлежащем планировании внутрифирменного контроля, но пусть.

Итак, мнение большинства присутствующих было таково, что виноваты заправки, не связанные с ВИНК. По документам они получают легальный товар упоминавшиеся выше средний дистиллят или судовое маловязкое топливо, который затем продают под видом дизельного топлива (варианты: разбавляют полноценный дизель, подмешивают бензин АИ-92 в АИ-95).

 

Как этому помешать?

Помимо внеплановых проверок (для чего надо изменить федеральный закон), звучала тема повышения штрафов (для чего достаточно изменить областной закон). На сегодня размер штрафа за продажу фальсификата составляет от 100 до 400 тысяч рублей на юрлицо. Выступавшие считают, что этого мало. В то же время в Кодексе Москвы об административных правонарушениях имеется статья 4.10, которая предусматривает штрафы за продажу нефтепродуктов, не соответствующих экологическим требованиям, в размере от четырехсот тысяч до миллиона. Таким образом, аналогичную норму можно включить и в Кодекс Тюменской области об административной ответственности.


Сопредседатель регионального штаба Народного фронта Евгений Семеняко высказал идею, что полноценно проконтролировать заправки невозможно, а нужно взяться поэтому за производителей. Необходима система, аналогичная госконтролю за продажами алкоголя (ЕГАИС). Самый простой способ: обязать производителей подкрашивать разные виды топлива в разный цвет красный, зеленый, синий и так далее. Впрочем, идея показалась продавцам нефтепродуктов несколько сырой.

 

Не исчезнет ли проблема сама по себе?

Корреспондент NewsProm.ru задал вопрос о том, могут ли снизить остроту проблемы имеющиеся механизмы налогового контроля. Уже сегодня налоговая служба обладает возможностью регулярно сопоставлять объемы топлива у заправок и поставщиков (с помощью книг продаж), а через полтора года сможет делать это в ежедневном режиме благодаря окончанию кампании по внедрению онлайн-касс. Соответственно, раз уж продажа фальсификата является налоговым правонарушением, то к уже имеющимся в законодательстве штрафам добавляются еще и налоговые санкции.

 

По крайней мере, прочие налоги стали собираться эффективно.
К сожалению, для квалифицированного ответа на данный вопрос потребовалось бы присутствие представителя ФНС, однако его на круглом столе не оказалось. Тем не менее участники мероприятия выразили решимость поднять этот вопрос с помощью общественного совета при налоговой службе.

 

 

Источник: http://www.au92.ru/msg/postavshchiki-nefteproduktov-nachali-krestovyy-pokhod-protiv-prodavtsov-falsifikata.html